Как преодолеть практику злоупотребления гражданскими процессуальными правами?


Реформирование гражданского судопроизводства невозможно без решения проблемы злоупотребления гражданскими процессуальными правами. Эта проблема не теряет своей актуальности, поскольку злоупотребление своими правами в гражданском процессе имеет очевидные выгоды для того, кто злоупотребляет, в условиях малоэффективных механизмов противодействия такому злоупотреблению и общей низкой правовой культуры.

В общем виде можно сформулировать следующие виды злоупотреблений процессуальными правами в гражданском процессе.

1. Злоупотребление правом на предъявление иска (подача заведомо необоснованного иска, встречного иска, по сговору сторон, к ненадлежащему ответчику или ненадлежащим истцом и других так называемых «технических» исков). Особенно часто техническими оказываются иски о признании недействительными кредитных договоров, договоров залога, ипотеки, поручительства, о прекращении иных обеспечительных договоров.

Этот вид злоупотреблений частично сократился за счет увеличения ставок судебного сбора в 2015

Стоит отметить и тот факт, что исключение государственных органов из перечня лиц, освобожденных от уплаты судебного сбора, должен значительно повлиять на снижение нагрузки на суды. В идеале государственный орган должен просчитывать перспективность дела, должна вырасти значение досудебного урегулирования споров. Большую часть судебного нагрузки в гражданском, хозяйственном, административном судопроизводстве генерируют государственные органы, но они имеют более ответственно пользоваться судебной формой защиты.

Должно быть сведено к минимуму традиционное для украинских государственных органов (например, налоговых органов) обжалования судебных решений в последней инстанции независимо от перспектив.

2. Злоупотребление правами, направленные на затягивание сроков рассмотрения дел: подача ходатайства о приостановлении производства, вступление третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, безосновательное или повторное заявление ходатайств, представление ходатайств о восстановлении процессуальных сроков, о приостановлении производства по делу до решения другой связанной дела (последнее часто инициируется для приостановления производства по основному делу), неоднократное заявление одних и тех же ходатайств, в удовлетворении которых судом было отказано, обжалования всех решений суда, подлежат обжалованию отдельно от решения суда, привлечение к участию в деле как можно большего количества участников (соответчиков, третьих лиц).

3. Умышленные действия участников фактического характера, направленные на затягивание сроков рассмотрения дела, уклонения участника процесса от участия в судебных заседаниях, например, уклонение от получения уведомления о времени судебного заседания, имитация «болезни» и прочих «уважительных причин» с целью отложения судебного заседания .

4. Злоупотребление правами, связанные с оплатой судебных издержек, например, имитация тяжелого имущественного положения с целью получения отсрочки или рассрочки уплаты государственной пошлины.

5. Злоупотребление правом на отвод судьи.

6. Злоупотребление правами в судебном доказывании: непредставление или несвоевременное представление доказательств. Инициирование проведения судебных экспертиз, например, ответчик по делу о взыскании долга по договору займа ставит вопрос о проведении почерковедческой экспертизы, или ставит под сомнение правильность расчета задолженности по кредитному договору и просит о проведении экономической экспертизы, а потом всячески препятствует проведению такой экспертизы различными способами ( не оплачивает, не предоставляет необходимые документы и т.п.).

7. Злоупотребление правами при апелляционном и кассационном обжаловании решений суда (многократное подачи апелляционной, кассационной жалобы: уже просмотренной или с несоблюдением требований ГПК по форме и содержанию жалобы или представления ее лицом, не имеющим на это права подача жалобы на процессуальный документ, который не подлежит обжалованию или отсутствует в материалах дела; обращение с явно необоснованной жалобой подача заявления о приостановлении исполнения решения суда).

На практике, многократные подачи апелляционных жалоб на постановление об открытии производства по делу на основании несоблюдения правил подсудности иногда приводят к тому, что судебные процессы длятся годами, хотя суд первой инстанции даже не в состоянии приступить к рассмотрению дела. При этом, указанные действия недобросовестных сторон противоречат таким общепризнанным принципам судопроизводства в качестве обеспечения качественного и быстрого правосудия в течение разумного срока.

Из названных основными причинами затягивания рассмотрения дел является продолжительность проведения экспертиз, неявка сторон и их представителей в судебное заседание, приостановлении производства по делу до разрешения другого дела, истребования доказательств по ходатайству сторон, болезнь стороны, представление встречных исков, значительная загруженность судей и сложность дел.

Для частичного устранения этих проблем, когда нарушаются права и интересы одной из сторон умышленными действиями другой стороны, имеет смысл ввести в ГПК понятие «злоупотребление правом». Его можно определить как форму реализации субъективного права вопреки его назначению, с помощью которой один участник судебного процесса намеренно или небрежно причиняет вред другим участникам процесса.

Европейским правопорядкам знакомы такие категории как «лояльность» и «честность» участников процесса, как неотъемлемые элементы процессуального поведения. Мы много лет ведем разговор об усилении ответственности за злоупотребление процессуальными правами. У нас процесс страдает отсутствием процессуальных санкций, кроме штрафов (не больших) по сути ничего нет.

Практически отсутствует практика привлечения к ответственности по ст. 1853 КоАП (количество применения этой статьи не соответствует тем масштабам, которые приобрели злоупотребления процессуальными правами). Необходимо повышение ответственности за неуважение к суду, нарушение порядка в судебном заседании, невыполнение требований председательствующего за счет увеличения штрафов, количества отдельных решений, мер процессуального принуждения (предупреждение, удаление из зала с / с, привод) и усиление ответственности по ст. 1853 КоАП (вернее не усиление ответственности, а фактическое применение этих мер, к сожалению практика знает не много таких примеров), игнорирование неоднократных необоснованных ходатайств.

Однако, суды не используют увы полной мере эти меры, поскольку сами сейчас находятся в довольно тяжелом состоянии, не соответствует тому статусу, который присущ должности судьи в цивилизованных странах. Должностные лица исполнительной и законодательной власти легко и непринужденно критикуют судей, а последние, в силу правил судейской этики, широко не комментируют эти обвинения.

Поэтому судьи сейчас несколько дезориентированы, обеспокоены общим снижением уважения к профессии судьи. Чиновники должны понять, что «слабый» и «беззубый» суд — это слабое государство, в идеале должно быть защитником интересов общества в целом. Кампании, развернутой в СМИ направлена ​​на дискредитацию суда, судебной власти непосредственно связана с увеличением злоупотреблений процессуальными правами. Такая практика должна быть признана недопустимой.

И простые граждане должны осознавать, что когда нет суда как независимого арбитра, то, по сути, получается просто санкционирования пожеланий исполнительной власти. От исполнительной власти зависит противодействие злоупотреблению правами на стадии исполнения решений суда — суды вообще не могут влиять на этом этапе. В США, например, реальное лишение свободы виновных лиц за невыполнение решения суда «отбило охоту» неуважительно относиться к судебным решениям.

Государство должно обеспечить максимально выполнения решений судов, стимулировать их выполнения и не допускать игнорирования судебных решений самими государственными органами (последнее совершенно недопустимо).

Авторитет судебной власти должен быть неоспоримым (что, конечно, зависит и от добросовестности самих судей). Не зря в европейских городах здания судов — это дворцы по масштабам, возвышающиеся над другими зданиями. Брюссельский Дворец Юстиции выше всех зданий построенных в то же время, для того, чтобы внушить людям трепетание перед судом. Как и другие атрибуты судебной власти (мантия, молоток, кресло, «Встать, суд идет», «Ваша честь», в конце концов сама формализованная процедура) имеет формировали незыблемость, обязательность исполнения решения суда. В современном мире эти символические вещи не играют такой роли, но, заметьте, ни страны Европы, ни, например, США не отказываются от них. Они носят скорее роль доброй традиции.

Но на сегодняшний день повышается роль юридических механизмов защиты гражданского процесса от недобросовестного поведения его участников. Ведь выполнение решений судов в интересах всего общества в целом. Для исправления ошибочных решений являются высшие инстанции, но само отношение к решению суда должно быть достаточно высоким.

Думаю, что есть и другой важный механизм противодействия злоупотреблениям в процессе — нужно повышать суммы, взимаемые в качестве судебных расходов по проигравшей стороны. Это снизит сутяжничество: представление необоснованных исков, бесперспективных исков. Мы знаем, что около 85% дел не попадают в апелляционную инстанцию. Давайте подумаем, что это за дело, что сторона, которая ее проиграла, не желает доказывать свою правоту, а соглашается с тем, что сказал суд. Наверное какое-то количество этих исков были просто случайные, так называемые «технические» иски. Истец изначально не имел достаточной правовой позиции, когда обращался в суд (то есть у истца сначала была так слаба аргументация своей правоты, который в этом «убедил» ?! уже суд первой инстанции) или ответчик не имея правовых оснований не выполнял обязательства » Обязательства (например, не оплачивал поставленный товар), почему же не заплатил сразу контрагенту? А не заплатил, потому что иногда выгоднее не выводить деньги за поставленный товар со своего оборота, дешевле заплатить судебный сбор, а по возмещению расходов другой стороны на юридическое сопровождение дела в суде — часто их обоснованность вообще относится судом под сомнение или возмещаются небольшие суммы, поэтому недобросовестная сторона мало чем рискует. Мы не должны поощрять кляузничество и злоупотребления процессуальными правами, необходимо лишать недобросовестных лиц (тех, кто намерен вести споры ради споров) инструментария для злоупотреблений. Эти лица должны быть наказаны, в том числе и обязанностью возместить расходы выигравшей. Возмещения в полной мере этих расходов также повышает востребованность юридической профессии. Еще один путь — повышение уровня специализации участников процесса за счет повышения квалификации представителей сторон. Эффективность современного судопроизводства во многом снижается из-за присутствия непрофессионалов. Изменения в Конституцию Украины относительно «адвокатской монополии» — положительный момент в этом ключе. Согласно Переходным положениям представительство в Верховном и судах кассационной инстанции исключительно адвокатами осуществляется с 1 января 2017 г. .; в апелляционных судах — с 1 января 2018 г .; в судах первой инстанции — с 1 января 2019 р. Сегодня ни у кого не осталось сомнений в том, что действующее регулирование юридической профессии в Украине неудовлетворительно, аналогичные юруслуги населению предоставляют две большие группы — члены профессиональных сообществ (адвокаты, нотариусы, патентные поверенные), с одной стороны, и другие юридические и физические лица — с другой. Причем единые стандарты ее оказания «другими лицами» отсутствуют. Необходимо продолжать курс на повышение открытости судебной системы. Это нужно не только судьям, но и обществу в целом. Недостойное поведение в процессе не только судей, но и участников процесса, имеет осуждать общество как проявление неуважения не только в суд, а правопорядка, интересов каждого члена общества. Необходимо коснуться и общего культурного уровня общества, этических норм. Многие люди, к сожалению, безразлично относятся к посягательствам на чужие права, а то и радуются им. И пока общество не изменит отношения к правам каждого человека или другого субъекта права, пока в нем не возникнет атмосфера нетерпимости к нарушителям чужих прав, правовые средства защиты не будут работать. Как мы объясняем детям, что брать чужое плохо, так необходимо объяснять взрослым, что посягать на права другого нельзя!

Источник

Комментировать