Размести депозит сегодня и попробуй забрать его завтра


partner-bank Угрозы и надежды банковской системы в текущем году

Банковская система Украины пережила 2009 год с немалыми трудностями. Что, впрочем, ни для кого не стало неожиданностью. Неоднократно в выступлениях и аналитиков, и практиков звучал оптимистический мотив: дескать, следующий год для финансовой системы будет лучше, терпеть неурядицы осталось совсем недолго. Однако наступивший 2010-й может оказаться не менее, а то и более сложным для украинских банков. Равно как и для их клиентов, к числу которых многие из нас могут отнести самих себя. Этому будет способствовать целый ряд довольно весомых факторов, изложить которые автор попытался в данной статье.

Назад к прогнозам
Чем нам запомнился последний квартал 2008 года? Ничем хорошим: свистопляска с валютными курсами, откровенная растерянность руководства Нацбанка, кризис неплатежей клиентских денег, утрата ликвидности и платежеспособности рядом банков, причем некоторые из них считались едва ли не флагманами банковского рынка. А главное — мораторий на досрочное возвращение вкладов граждан (который то ли был, то ли его не было — по крайней мере, именно такой вывод можно сделать из крайне расплывчатой официальной позиции НБУ по данному вопросу).
Более того, если вспоминать многочисленные прогнозы, сделанные на год минувший аналитиками разного уровня компетентности, результаты жизнедеятельности украинских банковских учреждений в 2009 году выглядят не так уж и плохо (да и сами результаты эти оказались весьма неоднородными).
К счастью, не сбылись прогнозы относительно того, что в Украине останется не более 30 банков. Сократился отток депозитов, а большую часть второго полугодия даже наблюдался прирост средств на текущих и депозитных счетах физических лиц. Да и курс гривни, несмотря на периодические судорожные колебания, взлеты и падения, все же закончил год на уровне, который не слишком отличается от показателя начала 2009 года, так и не прыгнув до 10, 12 или 15 гривен за доллар, как говорили многие «специалисты». Конечно же, впечатляет сумма убытков банков по итогам 2009 года.
Однако хочется верить в то, что немалая их часть стала следствием формирования резервов под кредиты, что служит повышению надежности банковской системы Украины. Да и некоторые крупнейшие украинские банки показали прибыль, что не может не добавлять оптимизма.
«Выборочная» зависимость
2010 год начался так, как, наверное, и должен был, исходя из условий, в которых завершился 2009-й. Начну, может быть, с не самой острой (на первый взгляд), но наиболее актуальной именно сейчас проблемы. Да, обойти вниманием выборы президента будет сложно. Впрочем, здесь речь идет о процессах, которые сопровождают свободное волеизъявление граждан. Так уж сложилось, что в нашей стране сей процесс традиционно сопровождается резким снижением как деловой активности, так и уровня доверия ко всем рыночным институтам, и финансовый сектор здесь не является исключением. Мы это хорошо помним по событиям осени—зимы 2004 года.
«Пробный шар» предвыборной нестабильности был запущен на неделе, предшествующей дате первого тура: межбанковский валютный рынок испытал заметные потрясения. Впрочем, этому есть довольно простое, так сказать, материальное объяснение — за несколько рабочих дней 2010 года объем средств на корреспондентских и транзитных счетах банков вырос с 17,4 (4 января) до 22,7 млрд. грн. (13 января). Или на 30,5%, что, мягко говоря, весьма ощутимо. Объяснение столь обильного прироста денег в банковской системе страны может быть довольно простым — в преддверии фиксации текущих электоральных настроений руководство исполнительной власти активно «подбросило деньжат». Понятно, что определенная их часть выплеснулась на валютный рынок (как безналичный, так и наличный) — благо в вопросе ожидания падения курса гривни присутствовал полный консенсус.
Кстати, закончилось все абсолютно логично — доллары были закуплены, после чего остатки средств на корсчетах вернулись к «безобидному» уровню 18,7 млрд. грн. (15 января). Сказал свое слово и Нацбанк, строго пригрозив пальчиком некоторым банкам. А на кое-кого даже «накричал», пообещав разного рода санкции. И все же думаю, что главной движущей силой стабилизации (временной?) на валютном рынке, по всей видимости, стало то, что просто был исчерпан спекулятивный гривневый потенциал. Но кто из нас, находясь в здравом рассудке, может поручиться за то, что перед вторым туром всенародного волеизъявления ныне действующая власть не решится на очередной (вполне вероятно — крупномасштабный) «аттракцион невиданной щедрости» для госслужащих, пенсионеров? А если это произойдет (боюсь, что подобного не избежать), то разве стоит удивляться тому, что немалую часть из полученных на руки гривен люди, следуя давно сложившейся традиции, обменяют на доллары и евро? Тем более что едва ли не все подобные действия (обмен гривни на инвалюту) в обозримом прошлом обычно не давали тем, кто их совершил, повода усомниться в правильности сделанного.
Впрочем, не только на валютный рынок будут влиять предвыборные процессы. К сожалению, было бы безответственно исключать попытки проигравшей политической силы навязать победителю силовое противостояние. Как бы неприятно ни было об этом говорить, но следствием возможного Майдана-2 может быть очередной виток недоверия вкладчиков к банкам. Живописать последствия этого процесса не имеет смысла — мы хорошо помним осень 2004-го и 2008 года, моратории, очереди у офисов банков, потраченные силы, время, нервы.

«Полусветлое» будущее

И тем не менее, хочется верить, что рано или поздно (лучше если все же — рано) выборы закончатся. Заглянем в это светлое будущее (без всякой иронии), и попытаемся предугадать, какие сугубо экономические проблемы будут затруднять жизнь украинским банкам. Сразу же должен сказать, что таковых немало, а значимость их — весома.
Например, качество активов украинских банковских учреждений находится на весьма невысоком уровне, и в наступившем году оно, скорее всего, будет снижаться. Причины этого лежат на поверхности. Известно, что около 70% в структуре доходов украинских банков занимали поступления от процентов по кредитам.
Вполне логично, что именно доля кредитов в сумме активов имеет наибольший удельный вес. В условиях более чем 20-процентного падения объема промышленного производства, зафиксированного по итогам прошлого года, резкого снижения спроса, отсутствия заметного улучшения внешней конъюнктуры на рынках основных экспортных товаров очень сложно ожидать своевременного погашения выданных банками займов (равно как и рассчитывать на аккуратную выплату процентов).
Радует хотя бы то, что этот процесс идет уже более года, и большинство украинских банков демонстрируют возможность находить пути выживания в подобных условиях. Вот только это никоим образом не способствует развитию банковской системы. Дело в том, что в случае переклассификации (в сторону понижения) кредитов, а именно это происходит и будет происходить нарастающими темпами, банки обязаны формировать специальные резервы, предназначенные для нивелирования возможных убытков (в случае, если в конечном итоге данные кредиты не будут возвращены, а их обеспечение не позволит полностью погасить накопленную заемщиком задолженность). Следствием этого являются два крайне негативных процесса. Во-первых, растут убытки банков (а вместе с этим государственный бюджет недосчитывается определенной суммы доходов). Во-вторых, отвлечение средств для формирования резервов под кредиты снижает ресурсную базу банков, следовательно, уменьшает возможность кредитных вложений.
Но вопрос кредитования сам по себе выглядит по-прежнему крайне невесело. Данная проблема распределяется на несколько пластов. В первую очередь, в текущей нестабильной политической и тревожной экономической ситуации продолжают возрастать риски кредитования как субъектов предпринимательской деятельности, так и населения. Это будет находить свое выражение не только в более жестком подходе банков к анализу финансового состояния потенциальных заемщиков (что хорошо). Прямым следствием по-прежнему высоких рисков банковского кредитования в 2010 году будет сохранение высоких процентных ставок по кредитам. Скажите, много ли в Украине легальных видов бизнеса, позволяющих «отбить» 35% годовых по кредиту в гривне (в валюте теперь получить кредит ой как непросто)? А ведь еще надо бы и прибыль получить. Иначе зачем работать?
Дальше прослеживаются несколько крайне негативных процессов. Для банков — продолжение снижения доходности и прибыльности их бизнеса. Напомним, что более двух третей дохода среднего отечественного банка формируются за счет процентов по выданным кредитам (в то время как в цивилизованной Европе комиссионные доходы в среднем составляют 60% дохода банков). Для экономики — продолжение стагнации промышленности и сельского хозяйства, вызванное как нежеланием (вполне разумным, если посмотреть на ситуацию глазами консервативного банкира) банков предоставлять кредиты, так и запредельно высокой стоимостью займов.
Отдельно (для мечтательных риэлторов) замечу, что в 2010 году не стоит ожидать возобновления столь полюбившегося им ипотечного кредитования, загнавшего цены на недвижимость в нашей стране в заоблачные высоты и позволявшего им, риэлторам, иметь крупные доходы в виде комиссионных (чаще всего — утаиваемые от налогообложения). Впрочем, думаю, что практическое замораживание выдачи ссуд на приобретение недвижимости текущим годом не ограничится. Так что пламенный привет тем, кто рассчитывал на возобновление роста стоимости жилья.
К вопросу о дисбалансах
Продолжая тему активных операций, нельзя обойти вниманием темы двух дисбалансов: временного и валютного. Дело в том, что в гонке за вкладами, которая началась еще в конце 2008 года и продолжается до сих пор, банки явно злоупотребили привлечением коротких и сверхкоротких пассивов (впрочем, чаще всего это была вынужденная мера по принципу «не до жиру, быть бы живу»). Депозиты на один месяц теперь считаются длинным пассивом, недельные ресурсы имеют едва ли не превалирующий удельный вес в общей ресурсной базе отечественных банков, немалую часть которой представляют собой так называемые «текущие депозиты» — вид вклада, который можно забрать буквально в любой момент (за исключением неснижаемого остатка, представляющего собой сугубо символическую сумму, редко превышающую 10 долларов). Вопрос — можно ли при такой временной структуре ресурсной базы предоставлять кредиты — является сугубо риторическим.
Однако это лишь полбеды. Если посмотреть на временную структуру кредитно-инвестиционного портфеля любого украинского банка, то сразу же бросится в глаза факт, что большая часть кредитов являются долгосрочными (по украинским, конечно, меркам) — 1—3 года. Вот здесь-то и кроется очень серьезная проблема, которая будет довлеть над отечественными банками в 2010 году: чем «подпирать» выданные кредиты? Недельными ресурсами, многократно перезанятыми у юрлиц, являющихся счастливыми обладателями свободных денег, или «текущими» депозитами населения?
В общем, боюсь, что многие банки и в этом году будут вынуждены активнейшим образом «пылесосить» рынок кредитных ресурсов, предлагая неслабые проценты без четкой гарантии возврата денег (впрочем, о депозитах отдельно, ибо и в этом вопросе есть «прогнозные» нюансы). Риски ликвидности банков в этом году могут даже возрасти. Так что киевское метро будут и дальше украшать рекламные плакаты из серии — «Свободный доступ к вашим деньгам: размести депозит сегодня и попробуй забрать его у нас завтра».
Не менее остро в 2010 году будет стоять и проблема несоответствия депозитов и кредитов по видам валют. Значительная сумма займов в иностранной валюте — около 60% совокупных кредитов в сочетании с уже свершившейся девальвацией гривни, а также сокращением реальных доходов в сфере бизнеса и у населения резко ухудшают качество банковских кредитных портфелей.
Проще говоря, кредит в долларах, взятый при курсе 5 гривен за 1 доллар, значительно тяжелее возвращать в условиях, когда 1 доллар стоит 8 гривен. А падение доходов субъектов предпринимательской деятельности и населения лишь осложняет ситуацию, причем не только для них самих, но и для банков, выдавших эти кредиты. Снова «переоценка» рисков, опять доформирование резервов, падение прибыли, уменьшение доходов госбюджета и снижение «кредитной поддержки» экономики, в которой последняя остро нуждается. Остается надеяться на курсовую стабильность, которая может начаться после окончания увлекательнейшего мероприятия под кодовым названием «Выборы-2010». Вот только удастся ли ее достичь?
С одной стороны, складывающаяся ситуация с балансом внешнеторговых операций дает повод для оптимизма. Но с другой-то стороны, есть так называемый финансовый счет платежного баланса, анализ которого, мягко говоря, настораживает. Дело в том, что если верить некоторым информированным источникам, то в 2010 году государственному и негосударственному (в большей степени) сектору экономики Украины предстоит погашение внешней задолженности на сумму $70 млрд. Даже если удастся реструктуризировать 50% этой суммы, все равно спрос на валюту предстоит нешуточный. В общем, тревожная ситуация.
Относительно депозитов замечу следующее — действительно здоровые финансовые учреждения уже к середине текущего года могут начать заметное снижение ставок по вкладам. Объяснение простое: если состояние ликвидности уже не вызывает тревоги, то зачем банку «дорогие» кредитные ресурсы, которые невозможно разместить с доходностью?
Среди других негативных факторов для банковской системы в 2010 году — сохранение вероятности увеличения доли нерабочих активов в силу отложенных кредитных рисков при реструктуризации банками проблемной задолженности. Кроме этого, нашим банкам по-прежнему не стоит рассчитывать на поступление кредитов от иностранных финансовых учреждений.
Не улучшит состояние банковской системы Украины в 2010 году и ставшая привычной безальтернативность инвестиций. Ну не в недвижимость же вкладывать деньги, согласитесь! О фондовом рынке промолчу (традиционно).
Вместо резюме: слово о председателе
В заключение еще об одном факторе, который каждый год влияет на жизнедеятельность отечественных банков. Речь о НБУ. Большинство аналитиков сходятся во мнении относительно того, что предстоит серьезная смена управленческой команды в этом уважаемом государственном учреждении с вытекающими из этого последствиями. Рискну не полностью согласиться с этой точкой зрения.
Нет, безусловно, новый глава у НБУ в этом году будет (тем более что Владимир Стельмах отнюдь не горит желанием оставаться на занимаемой должности). Однако специфика Нацбанка, своеобразная инертность работы его механизмов дают основания полагать, что сколько-нибудь резкой смены в политике НБУ ждать не стоит. Поэтому, вполне вероятно, что пост председателя НБУ займет кто-то из его заместителей. Да и все ключевые игроки останутся при своих должностях. И не факт, что это плохо. «Других писателей у меня нет», — говорил И. В. Сталин. Есть ли адекватная с точки зрения квалификации замена нынешним зампредам, руководителям департаментов и управлений НБУ? Очень сомнительно. Так что «фактор НБУ» будет в 2010 году стабильным, со всеми следующими из этого позитивами и негативами.
Итак, 2010 год будет довольно сложным для банковского сектора Украины. Но если не случится политических катаклизмов, он будет не тяжелее года предыдущего. К тому же большинство банков продемонстрировали умение адаптироваться и выживать. Так что, глядишь, через год-другой, именно банки станут локомотивом роста украинской экономики.

Автор Вячеслав БУТКО

Источник

Комментировать