«Серое» рейдерство выходит из тени


DV11631006574574567_256x256_bw В конце прошлого года состоялось заседание Пленума Верховного Суда Украины, на котором, в частности, было принятопостановление № 15 «О судебной практике по делам о банкротстве». Авторы этого довольно обширного документа сделали акцент практически на всех важных аспектах процедуры банкротства, а также предоставили судам низших инстанций обстоятельные разъяснения, в первую очередь обратив внимание на приоритетные в правоприменении нормы законодательства. Впрочем, изюминкой рассматриваемого постановления можно назвать положения, призванные бороться с применением схем недружественных поглощений, с помощью которых еще недавно рейдерам удавалось завладевать предприятиями весьма изощренным способом.

Несколько лет назад в обществе определенный резонанс вызвали ряд судебных процессов, общим знаменателем которых, по сути, стали незамысловатые требования одного из участников тяжб — признать банкротом отсутствующего должника (к слову, довольно большое столичное предприятие) в связи с тем, что он не в состоянии погасить долг в сумме 1200 гривен за предоставленные услуги по заправке картриджей. И что примечательно, эти, мягко говоря, не совсем адекватные статусу (уровню) должника требования в целом сложно было назвать незаконными, в том числе в связи с отсутствием однозначной и непротиворечивой судебной практики по этому вопросу.

По данному делу судом первой инстанции была применена к должнику судебная процедура ликвидации на основании ст. 52 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (далее — Закон), которой предусмотрены особенности банкротства отсутствующего должника. В результате должник все же был признан банкротом, с чем согласились также суды апелляционной и кассационной инстанций.

Действительно, согласно ч. 1 ст. 52 Закона в случае, если предприниматель-должник или руководящие органы должника — юридического лица отсутствуют по его местонахождению, или в случае непредоставления должником на протяжении года в органы государственной налоговой службы налоговых деклараций, документов бухгалтерской отчетности, а также при наличии других признаков, свидетельствующих об отсутствии предпринимательской деятельности должника, заявление о возбуждении дела о банкротстве отсутствующего должника может быть подано кредитором независимо от размера его требований к должнику и срока выполнения обязательств.

Следовательно, при рассмотрении дела по правилам ст. 52 Законапредметом доказывания является определение местонахождения должника — юридического лица и факт отсутствия руководящих органов юридического лица по его местонахождению. Отметим, в ст. 93 ГК и в положениях п. 5 ч. 1 ст. 1 Закона Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц — предпринимателей»(далее — Закон о госрегистрации) определено, что местонахождением юридического лица является адрес органа или лица, которые согласно учредительным документам юридического лица или закону выступают от его имени.

Признать банкротом отсутствующего должника можно и за гривню, главное — доказать, что его нет

При этом «ахиллесовой пятой»процедуры признания банкротом отсутствующего должника является неопределенность отечественных судов относительно перечня документов, которые могут доказать факт отсутствия должника. До сих пор этим пробелом с переменным, но все же успехом и пользовались так называемые «серые» рейдеры, предоставляя суду всевозможный спектр серьезных и не очень документов: от справок из ЖЭКов до милицейских предписаний. Зачастую суды оценивали должным образом такие доказательства, тем самым ставя крест на будущем очередного украинского предприятия.

На недавнем заседании Пленума Верховный Суд наконец-то расставилвсе точки над «і» в этом вопросе. Правда, в нашем случае разъяснение процедуры банкротства отсутствующего должника автоматически не повлекло за собой трудности ее проведения. Скорее всего, наоборот. Во-первых, судьи пришли к выводу о том, что заявление о возбуждении дела о банкротстве отсутствующего должника является основанием для открытия производства по делу в случае наличия какого-либо из оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 52 Закона, а не исключительно при наличии всей совокупности перечисленных в этой статье оснований. А, во-вторых, теперь суды не будут стоять перед выбором, какие доказательства считать допустимыми при установлении факта отсутствия должника. Впрочем, решение этой проблемы всегда лежало на поверхности.

Дело в том, что согласно ст. 17 Закона о госрегистрации в Едином государственном реестре содержатся сведения о местонахождении юридического лица, а также об отсутствии юридического лица по его местонахождению, об отсутствии подтверждения сведений о юридическом лице. Согласно ч. 1 ст. 18 указанного Закона сведения, внесенные в ЕГР, считаются достоверными и могут быть использованы в споре с третьим лицом, пока в них не внесены соответствующие изменения. А в ст. 20 Закона о госрегистрации определено, что сведения, содержащиеся в ЕГР, являются открытыми и общедоступными, за исключением идентификационных номеров физических лиц — плательщиков налогов; такие сведения предоставляются в виде выписки и справки о наличии или отсутствии в Едином государственном реестре запрашиваемой информации. Поэтому в соответствии с требованиямист. 34 ХПК допустимыми доказательствами, которые могут подтверждать данные об отсутствии руководящих органов должника — юридического лица по его местонахождению, являются указанные выписка или справка.

Источник

Комментировать